Назад
Статья

Портреты Н. Н. Ге из собрания Государственного Эрмитажа

Рубрики:Россия, Изобразительное искусство

Николай Николаевич Ге, пожалуй, один из немногих русских портретистов, кто не умел или не хотел служить какой-либо «идее». Все его портреты настолько разные, что не поддаются классификации. Обособленное место этого мастера в истории русского искусства делает его фигуру уникальной и трагичной. Воспитанный ещё в романтическую эпоху с её «апологией формы», Ге большую часть жизни творил в то время, когда «содержание» ставилось много выше исполнения. Стремление к решению разнообразных художественных задач, к «индивидуальности формы» позволяет считать Николая Ге мастером, продолжившим в искусстве второй половины XIX века романтическую традицию. Сам Ге, назвав эту особенность своего творчества стремлением к «живой форме», пояснит это следующим образом: «Я в своей жизни написал более ста портретов, и ни одного раза мне не пришлось написать одинаковым способом: каждое лицо особого характера потребовало наново искать способ передать этот характер <…> Вы сами видите, что только предмет искусства стал живой, и форма явилась живая, бесконечно разнообразная. <…> Живое содержание требует и даёт живую форму» (Николай Николаевич Ге. Письма, статьи, критика, воспоминания современников. М., 1978. С. 209-210). Произведения Ге опровергают тезис Крамского о том, что портрет «это сама природа, вскрытая уму человека»; в них нет ничего рассудочного, объективного, они эмоциональны, взволнованы и несут на себе печать отношения художника к своим героям.

Безусловным шедевром русской реалистической живописи стал портрет А. И. Герцена, написанный Ге в 1867 году (ГТГ) и известный по многочисленным авторским повторениям. Одно из них — подписное, но недатированное — в собрании Эрмитажа. В основе реалистического метода лежала вера в окружающую действительность, познать и отразить её можно было только тщательным изучением и осмыслением изображаемого явления. Одна из основных тенденций в портрете второй половины XIX века связана с созданием «портретов-типов» — черта, характерная и для литературы того времени. «Писатели в своих романах и повестях, — определял сущность искусства Ф. М. Достоевский, — большею частью стараются брать типы общества и представлять их образно и художественно — типы, чрезвычайно редко встречающиеся в действительности целиком и которые тем не менее почти действительнее самой действительности» (цит. по: Паперно И. Семиотика поведения: Николай Чернышевский — человек эпохи реализма. М., 1996. С. 12). В своих воспоминаниях Ге так описывал процесс создания своего знаменитого произведения: «…впечатление при встрече было новое, полное, живое. Небольшого роста, плотный, с прекрасной головой, с красивыми руками; высокий лоб, волосы с проседью, закинутые назад, без пробора, живые умные глаза энергично выглядывали из-за сдавленных век; нос широкий, русский, как он сам называл, с двумя резкими чертами по бокам, рот, скрытый усами и короткой бородой. Голос резкий, энергичный, речь блестящая, полная остроумия. Целый вечер мы переговорили обо всем…» (Николай Николаевич Ге. Письма, статьи, критика, воспоминания современников. М., 1978. С. 234). Художественный результат в портрете Герцена поразителен: он включал в себя не только взволнованность и эмоциональность, но и редкую типизацию и психологизм образа; не случайно по отношению к подобным портретам применяют понятие «портрет-биография».

Одним из удачных, но недооценённых произведений Ге можно считать написанный в 1872 году портрет поэта Н. А. Некрасова. Портрет упоминается в отчёте Ге в Совет Академии художеств от 9 августа 1871 года, а затем в письме А. А. Риццони П. М. Третьякову: «Портрет Некрасова очень хорош, только ещё не кончен» (Николай Николаевич Ге. Письма, статьи, критика, воспоминания современников. М., 1978. С. 84). Экспонировался он на второй Передвижной выставке, открывшейся 15 декабря 1872 года.
Художник даже не пытается облагородить внешность поэта; первое впечатление от Некрасова на полотне Ге — скорее отталкивающее. Точно схватывая основные физиономические черты модели, Ге демонстрирует зрителю не «русского поэта», а усталого человека с отсутствующим взглядом, каким, вероятно, он увидел Некрасова в своей мастерской. Художник изображает свою модель в движении; кажется, он только что тяжело опустился в кресло: сюртук не одёрнут, фигура чуть сдвинута в сторону, взгляд рассеян. В этом стремлении к моментальности, своеобразном «импрессионизме», заключена главная отличительная черта Ге-портретиста. С живописной точки зрения портрет Некрасова написан блестяще. Вряд ли в начале 1870-х годов можно найти другого мастера, портреты которого были написаны с такой живописной свободой, как эрмитажный портрет. Все детали картины написаны широкой, размашистой кистью, особенно следует отметить чрезвычайно выразительные руки, всегда так трудно дающиеся в портретах.
В 1880 году этот портрет видел И. Е. Репин, посетив имение Ге в Черниговской губернии:

Показательно, что даже у Репина живописная форма портретов Ге вызвала неприятие. Вероятно, по этой же причине портрет Некрасова не был куплен Третьяковым. В декабре 1891 года по просьбе В. Д. Поленова Ге пожертвовал портрет Некрасова на выставку в Москве в пользу голодающих. Лицо, купившее портрет, остаётся неизвестным; до 1968 года он находился в Англии в составе коллекции Е. С. Молло, откуда и поступил в Эрмитаж.

Портрет Е. И. Забелло не принадлежит к шедеврам русской портретной живописи; не может он быть назван и лучшим в творчестве Н. Н. Ге. Но уж совершенно точно он не оставляет зрителя равнодушным, в первую очередь, своей эмоциональностью. Этому служат тонко пойманные черты характера модели: скромность, мягкость и достоинство; и свободная, живая, импрессионистичная кисть художника.

Интересен и значителен с точки зрения развития живописного языка ещё один портрет работы Ге — княгини О. П. Волконской. Написанный в 1882 году, он предвосхищает ранние портреты В. А. Серова. Здесь с особой отчётливостью заметно отсутствие сильного объёма, высветление палитры и растворение фигуры в серебристом световом потоке, равномерно её обволакивающем. Темперамент, с которым написан портрет, и повышенное внимание художника к цвету, лишённому колористических штампов, заставляют вспомнить о том, что талант Ге формировался под сильным влиянием К. П. Брюллова.

Сведения об изображённых:

Александр Иванович Герцен (1812–1870) — писатель, философ, публицист, основатель Вольной русской типографии в Лондоне (1853), издатель альманаха «Полярная звезда» (1855–1869) и газеты «Колокол» (1857–1867).

Николай Алексеевич Некрасов (1821–1877) — поэт, редактор журнала «Современник» (1863–1866) и «Отечественные записки» (с 1868).

Екатерина Ивановна Забелло, в замужестве Ге (1859–1918) — дочь Ивана Петровича Забелло (1827–1902); с 1883 — жена младшего сына художника Н. Н. Ге Петра Николаевича (1859 — после 1927).

Ольга Петровна Волконская (урожд. Клейнмихель) (1845–1920), княгиня — дочь Петра Андреевича и Клеопатры Петровны Клейнмихель, жена Петра Дмитриевича Волконского (1845–1920).

Автор статьи: Ю. Ю. Гудыменко, хранитель фонда живописи Отдела Истории русской культуры

закрыть