Назад
Статья

Портреты работы Гавриила Ивановича Яковлева. Новые атрибуции

В собрании живописи Отдела истории русской культуры Государственного Эрмитажа насчитывается несколько сотен работ (как правило, анонимных), изучение и осмысление которых еще предстоит в дальнейшем. Необычайно важным в деле их атрибуции является поиск и выделение отдельных групп произведений, объединенных одной манерой и временем написания. Настоящая публикация посвящена исследованию пяти портретов, исполненных в 1850-е годы и оказавшихся схожими по своему образному строю и стилистике с работами Гавриила Ивановича Яковлева (1819–1862).

В качестве эталонных работ были использованы хранящиеся в Эрмитаже парные портреты Аркадия Захаровича и Юлии Васильевны Теляковских, поступившие в 1966 году от М.Н. Ветошниковой как работы неизвестных художников, но с владельческой легендой о том, что их автором является Г. И. Яковлев. Окончательное подтверждение этой атрибуции принадлежит И.Г. Котельниковой: в 1996 году оба произведения экспонировались на эрмитажной выставке «Историзм в России» уже с указанием фамилии художника. По прическе и костюму картины датировались концом 1840-х годов. Дальнейшее исследование позволило подтвердить время создания полотен. В 1888 году Теляковские отмечали 50-летний юбилей совместной жизни, а в 1848 году, вероятно, в связи с десятилетием юбилеем, предприняли путешествие за границу. Отзвуки этого события, как нам кажется, и были запечатлены на полотнах: итальянизированный пейзаж на портрете Юлии Васильевны и картина, висящая на стене, изображающая архитектурный пейзаж одного из европейских городов, на портрете Аркадия Захаровича. Таким образом, в настоящее время утвердилась датировка «около 1848 года», приуроченная к европейскому путешествию Теляковских. Портреты отличаются некоторым примитивизмом в образном строе: со старательным позированием героев, несколько скованными и напряженными движениями. Эта черта, определяющая все творчество художника, постепенно затухает в 1850-е годы, но не исчезает окончательно. Вероятно, это является отражением личности самого мастера: трудолюбивого и старательного, воспринимающего свое призвание не столько как свободное творчество, сколько как приносящее доход ремесло. При этом с технической точки зрения Яковлев владеет мастерством безукоризненно; его творчество являет собой образец классической лессировочной живописи с последовательными этапами нанесения красочных слоев: от подмалевка до последних уточняющих мазков. Исследование в инфракрасных лучах (ИК) портретов Теляковских позволяет еще более расширить наше знание о творческом методе мастера.

Портрет Ю. В. Теляковской
Снимок в ИК-области спектра

Так, характер рисунка в портрете Теляковской свидетельствует о большом значении, которое придавал Яковлев подготовительной работе. Очевидно, что для написания портрета ему необходимо было выполнить тщательно разработанный подготовительный рисунок, который затем в своих основных контурах переносился на загрунтованный холст. Этот этап хорошо заметен в изображении деталей, не вошедших в окончательный вариант: например, листья плюща и головное украшение. Контурный рисунок затем дорабатывался художником: уточнялся, детализировался и благодаря штриховке получал дополнительный объем. Характер рисунка – скругленный, напоминает (что отмечала еще С.В. Римская-Корсакова) ученические работы с изображением гипсовых слепков.

Портрет А. З. Теляковского
Снимок в ИК-области спектра

Парный портрет Теляковского имеет несколько иной характер линии, в силу того, что портрет мужской. Но и здесь заметен схожий принцип в подготовительном рисунке и присутствие подробной штриховки. Любопытно, что в последней работе мы видим сведенный на холст рисунок, изображающий скульптурную группу из двух обнимающихся фигур; в дальнейшем, видимо, полагая, что этот сюжет никак не характеризует военного инженера, художник не использовал его, написав на этом месте шкаф с книгами. Видимо, утраченная скульптурная группа должна была восприниматься аллегорически, отражая любящие отношения супругов и напоминая о юбилейном путешествии супругов за границу.

Еще одним эталонным произведением является портрет митрополита Исидора: справа на базе колонны стоит подпись художника и дата – 1861.

Портрет митрополита Исидора
Снимок в ИК-области спектра

Подготовительный рисунок, увиденный нами благодаря ИК-исследованию, совершенно совпадает с «Теляковскими»: такие же скругленные, объемные линии с использованием штриховки. Портрет митрополита Исидора, написанный за год до смерти Яковлева, свидетельствует о неизменности его творческого метода на протяжении всей жизни.

Творчество Гавриила Яковлева, открытое С.В. Римской-Корсаковой и А.А. Погодиной в 1990-е годы, в настоящее время активно исследуется и стилистически, и технологически. Художник оставил достаточно большое художественное наследие, учитывая тот факт, что он рано умер и работал лишь всего около двух десятилетий. Портреты Яковлева очень схожи между собой, прежде всего в образном плане, что позволяет узнавать их среди произведений безымянных мастеров. При более детальном знакомстве находятся и схожие черты в технике написания картин. Отчетливее всего в эрмитажных картинах руку художника мы увидели в двух женских портретах, отличавшихся схожим настроением в передаче характеров изображенных, совершенно одинаковой композицией и художественной манерой.

Портрет неизвестной
Снимок в ИК-области спектра

Проблема заключалась в том, что Яковлев работал настолько по-ученически правильно, старательно и традиционно, что важный критерий в стилистической атрибуции – индивидуальность почерка – оказывался как бы незаметен, смазан. Приходилось выискивать не просто схожие, но полностью идентичные фрагменты живописи, как, например, завершающие зигзагообразные мазки на тыльной стороне рук. И все же, памятуя о большом неизученном пласте отечественного портретного искусства этого времени, окончательные выводы было делать крайне сложно.

Портрет А.А. Мейснер
Снимок в ИК-области спектра

К счастью, в случае с Яковлевым мы знали, что стопроцентное доказательство авторства картины должен показать подготовительный рисунок. И не ошиблись: ИК-исследование полностью подтвердило наше предположение.

Еще один женский портрет, приписанный впоследствии Г.И. Яковлеву, лишь отдаленно напоминал картины этого мастера. Для экспонирования его на выставке «При Дворе российских императоров» в 2014 году необходимо было уточнить, кто изображен на портрете, а для этого – изучить историю его бытования. В инвентарную опись Отдела истории русской культуры Государственного Эрмитажа картина была записана как «Портрет молодой Е.Н. Волоцкой». Уточнить имя изображенной помогло архивное дело «Опись и переписка о поступлении художественных вещей, принадлежащих Е.Н. Волоцкой, в Отдел охраны, учета и регистрации памятников искусств и старины и передача последних в Русский музей». В деле имеются: просьба Екатерины Николаевны Волоцкой от 19 ноября 1918 года о выдаче ей охранного свидетельства о взятии на учет вещей из ее квартиры (Офицерская ул., д. 53, кв. 3), описи всех вещей, имеющих художественное значение и справка о том, что к 1921 году Екатерина Николаевна Волоцкая умерла и вещи ее перешли к дочери Екатерине Александровне Имеретинской. В Описи эрмитажный портрет записан с указанием авторства: «20. Дамский портрет Е.Н. Волоцкой раб[оты] худ[ожника] Яковлева» (АГЭ. Ф. 4. Оп. 1. Д. 366. Л. 6). Тем не менее в каталоге мы осторожно указали, что атрибуция портрета художнику Гавриилу Ивановичу Яковлеву «еще требует дополнительного обоснования» (При Дворе российских императоров: Костюм XVIII — начала XX века в собрании Эрмитажа: каталог выставки: в 2 т. СПб., 2014. Т. 1. кат. 27). 

Портрет Е.Н. Волоцкой
Снимок в ИК-области спектра

Памятуя об архивном деле, где была записана фамилия Яковлева как автора портрета Е.Н. Волоцкой, мы подвергли и эту работу ИК-исследованию, получив уже знакомый нам подготовительный рисунок: слегка скругленный, с деталями, характерными для рассмотренных выше портретов, хотя и менее подробный.

Два последних публикуемых здесь портрета – мужские. Один изображает неизвестного иеромонаха, другой – Игнатия Брянчанинова. Если первый был схож с яковлевскими работами по своей стилистике, то второй был написан в иной художественной манере. Правда, для всей поверхности в последнем портрете характерно оседание красочного слоя, что всегда очень затрудняет визуальный анализ живописной поверхности. Но и здесь было видно, что портрет написан чуть более жестко, чем эталонные вещи Яковлева.

Неизвестный художник
Портрет Игнатия Брянчанинова
Снимок в ИК-области спектра

Мы исследовали портрет по другой причине: известно, что портрет Брянчанинова Яковлев экспонировал на академической выставке 1854 года. Результат оказался отрицательным: при ИК-исследовании почти не видно рисунка, хотя в образном плане и композиционно – портрет Брянчанинова вполне яковлевская вещь. Возможно, эрмитажный портрет Брянчанинова является копией с оригинала Яковлева, местонахождение которого пока неизвестно.

Портрет иеромонаха
Снимок в ИК-области спектра

Портрет иеромонаха после исследования в подготовительном рисунке обнаружил несомненное сходство с работами Яковлева и, прежде всего, с портретом А.З. Теляковского.

Автор статьи: Ю.Ю. Гудыменко, хранитель фонда живописи Отдела Истории русской культуры

закрыть