Назад
Статья

Музей в музее: декор фасадов и интерьеров Нового Эрмитажа как энциклопедия мирового искусства

Рубрики:История Эрмитажа

К 170-летию открытия Императорского Нового Эрмитажа

Сто семьдесят лет назад, 5 февраля (17 февраля по новому стилю) 1852 года, в Санкт-Петербурге состоялось торжественное открытие Императорского Эрмитажа.
Здание Императорского или Нового Эрмитажа, построенное в 1839-1852 годах специально для размещения музейных коллекций, было возведено по замыслу императора Николая I рядом Дворцовой площадью на Миллионной улице, продолжая линию дворцовых строений — Зимнего дворца и Малого Эрмитажа. Для строительства музея был приглашён баварский архитектор Лео фон Кленце, который своими работами во многом сформировал облик европейской музейной архитектуры XIX века. Основное, что отличает Новый Эрмитаж от всех петербургских построек — это впервые применённые в декоре его фасадов и интерьеров образы не мифологического и аллегорического происхождения, как это было принято в архитектуре того времени, а конкретных деятелей не только западноевропейской, но и русской истории и культуры.
Согласно проекту, первый этаж музея предназначался для размещения археологических коллекций, скульптуры, экспозиции рисунков и гравюр, а также библиотек. Второй этаж служил для экспозиции живописи, монет и медалей. Для размещения отдельных коллекций и для каждой художественной школы: итальянской, французской, голландской, фламандской, испанской и русской, — были созданы интерьеры, различные по своему художественному оформлению.

Начиная со второй половины XIX века и заканчивая настоящим временем, описанию коллекций, собранных в стенах Нового Эрмитажа, посвящено множество путеводителей, статей и монографий. Но немногие обращают внимание на то, что даже не входя в роскошные музейные залы, а только ещё подходя к зданию музея, можно представить себе, что скрывается за его фасадами. Архитектор, строитель музейных зданий, учёный, архитектор и живописец Лео фон Кленце сумел в оформлении фасадов и интерьеров Императорского Эрмитажа сформировать своеобразную энциклопедию мирового искусства.

Фасады здания, созданные архитектором в стиле историзма с апелляцией к античным образам, были декорированы разнообразным лепным декором и скульптурой. По проекту Лео фон Кленце для фасадов Императорского Эрмитажа помимо десяти монументальных фигур атлантов, вырубленных из сердобольского гранита, и двадцати восьми шпиатровых скульптур, было выполнено более четырёх тысяч декоративных элементов из терракоты. Многие эскизы зодчий выполнял собственноручно, объясняя это стремлением к гармонии между декором и архитектурой, «которой недостает часто в зданиях, потому что скульптура произведена хоть и отличными художниками, но без непосредственного влияния архитектора, который один только может постигнуть общий эффект им задуманного и проектированного здания».

Всё это ошеломляющее многообразие декора в совокупности повествует не только о произведениях, хранящихся в музейной коллекции, но и о многих мастера, их создавших. Лео фон Кленце разработал систему расположения декоративных элементов, соотнося её с различными собраниями внутри музея. На фасадах здания он создал своеобразный код, ключ, своего рода преамбулу, позволяющую в завуалированной форме постичь и осмыслить взаимосвязь между предметами, зодчими, художниками и скульпторами, проследить линию развития культуры и искусства минувших веков.

Необходимо отметить, что в отличие от века XIX, когда образы скульптур и декора, исполненные на фасадах Императорского Эрмитажа, были хрестоматийны, легко узнаваемы и близки по восприятию и ассоциативному ряду, в ХХ веке, и тем более в веке XXI их восприятие частично утрачено. И тем не менее, выстраивая логические цепочки, мы можем представить себе то, что хотел нам сказать зодчий, создавший не только здание, предназначенное для экспонирования императорских коллекций, но и наглядный «учебник» развития мирового европейского искусства.

Одно из первых, что привлекает внимание в декоративных элементах фасадов музея, помимо фигур атлантов, к которым мы обратимся чуть позже, это 28 монументальных шпиатровых фигур, изображающих великих мастеров искусства античности и возрождения. Расстановка скульптур была предопределена размещением различных экспозиций в залах музея, поэтому фигуры на фасадах здания должны были максимально отразить местоположение и содержание музейных коллекций.

Например, на первом этаже западного фасада, обращённого в узкий Шуваловский проезд, между зданиями Малого и Нового Эрмитажа, в первых пяти нишах в направлении с севера на юг, расположены фигуры античных живописцев: Парасия (PARACIUS), Апеллеса (APELLES), Зевксиса (ZEYXIS), Тиманфа (TIMANOA) и Полигнота (POLНGNOTOS). Согласно плану 1861 года, опубликованному Ф. А. Жилем в издании «Музей Императорского Эрмитажа. Описание различных собраний, составляющих музей, с историческим введением об Эрмитаже императрицы Екатерины II и об образовании Музея Нового Эрмитажа», с показанием экспозиции музея, зал XII, на фасадной стене которого установлены эти скульптуры, обозначен как «Раскрашенные вазы (Этруския)» (современный зал № 130 — Двадцатиколонный зал, Искусство Древней Италии).

На южном фасаде Нового Эрмитажа, обращённом на Миллионную улицу, на уровне первого этажа три ниши с запада и востока фланкируют портик с атлантами. В западной части фасада в нишах установлены фигуры персонажа древнегреческой мифологии, художника и изобретателя Дедала (DAIDALOS) и древнегреческих скульпторов Смилида (SMILIS) и Оната (ONATAS). Их расположению соответствовал зал XVIII «Древняя скульптура» (современный зал № 109 — Зал Диониса. Римская декоративная скульптура).

В залах второго этажа располагалась богатейшая коллекция живописи, медалей, монет и резных камней. Это можно проследить и по расположению шпиатровых скульптур на фасадах здания. На центральном ризалите западного фасада, на уровне второго и третьего этажей, на консолях, выполненных из сердобольского гранита, установлено четыре фигуры. На втором этаже — итальянские живописцы Рафаэль (RAPHAEL) и Леонардо да Винчи (LEONARD DE VINCI), на третьем этаже — голландский художник Рембрандт (REMBRANT), и нидерландский художник Адриан ван Остаде (OSTADE). На планах Ф. А. Жиля в залах XX, XXI и XXIII размещалась живопись «Немецкой и Голландской школы» (современные залы № 252, 251, 250 — Голландская живопись XVII века).

На консолях юго-восточного павильона с южной стороны находятся фигуры древнегреческого гравёра и резчика Пирготеля (PYRGOTELES) и австрийского художника и гравёра Иоганна Пихлера (PICHLER). С восточной стороны, выходящей на Зимнюю канавку, размещены фигуры греческого художника и мозаичиста Диоскорида (DIOSKORIDES) и Фейдона (PHEIDON), с именем которого связано начало чеканки монет на Пелопоннесе. В залах III и IV были представлены коллекции «Монет и медалей» (современные залы № 244 — Двенадцатиколонный зал, № 243 — Рыцарский зал), и дальше, в северной части восточного фасада в залах V и VI располагались «Резные камни», современные залы № 229 — Зал Майолики и № 227 — Лоджии Рафаэля).

Так, всего лишь двадцать восемь скульптур фасадов Нового Эрмитажа могут рассказать не только о коллекциях, собранных в музее, но и скульпторах и художниках, медальерах и камнерезах, и многих других мастерах, создававших своими руками величайшие произведения мировой художественной культуры. Стоит лишь внимательно присмотреться к их во многом портретным, узнаваемым образам, или прочесть их имена, высеченные на постаментах, и перед нами раскрывается история искусства от глубокой древности до Высокого Возрождения, огромная коллекция, собранная русскими императорами и помещённая по воле Николая I в стенах Нового Императорского Эрмитажа.

И это лишь малая часть того, о чём может поведать декоративное убранство фасадов здания. К этому можно прибавить аллегорические терракотовые барельефы, изображающие попеременно то Гения Славы, то гения какого-либо ремесла: Мастерства золотых дел, Орнаментики, Рисования, Резьбы медалей, Резьбы на камне, Керамотехники, Исторической живописи, Священной живописи, Гравирования, Ваяния, Чугунного литья, как наглядную энциклопедию различных техник исполнения произведений искусства. В причудливых узорах орнаментальных фризов, акротериев, порезок из «болотного листа», листьев аканта, пальметт или иоников, прослеживается не только воспроизведение мотивов декора древнегреческих храмов, но и аналогичные рисунки на античных красно- и чернофигурных кувшинах, кратерах и амфорах, приобретённых из собрания маркиза Кампана в Риме первым директором Императорского Эрмитажа С. А. Гедеоновым.

В декоре Нового Эрмитажа есть горельеф, который в силу расположения здания в застройке квартала практически неуловим для созерцания. Расположенный во фронтоне центрального ризалита восточного фасада корпуса Лоджий Рафаэля, он виден вскользь, и подробно рассмотреть его можно лишь из верхних окон здания казарм 1-го батальона Преображенского полка (Миллионная ул., 33). Являясь ещё одной страницей истории мировой художественной культуры, созданной Лео фон Кленце на фасадах Императорского Эрмитажа, многофигурная композиция «Власть, покровительствующая искусствам» включает фигуру Аллегории правительственной власти, справа от которой расположены фигуры гражданского архитектора с макетом античного храма, исторического живописца с учеником, литографа, жанрового живописца с предметами мёртвой природы; а слева: фигура античного скульптора с учеником, и открывающий группу Прометей — литейщик из бронзы, гравёр-медальер, которому рудокопы подают добытые из недр земли металлы, прославляет мастеров, создающих предметы искусства.

Но, несомненно, самым значимым элементом здания Нового Эрмитажа был и остаётся портик, со скульптурами атлантов. В десяти исполинских фигурах, высеченных из сердобольского гранита русскими каменотёсами, незримо присутствует великое наследие мастеров Эллады, отсылая нас к прообразам этих фигур из храма Зевса в Акраганте, которые Лео фон Кленце увидел в 1823—1824 годах, во время своего путешествия по Сицилии.

До 1940 года портик, служивший главным входом в музей, открывал двери в интерьеры, оформленные огромным количеством декоративных элементов, продолжающих повествование об истории мирового искусства.

Пройдя по залам музея по часовой стрелке, сначала по первому, а затем по второму этажу, мы видим в оформлении интерьеров живописные и барельефные портреты художников, скульпторов и архитекторов, творчество которых оказало влияние на развитие мировой культуры. Среди них представлены легендарные, мифологические и исторические герои, античные авторы и философы, известные представители европейского Возрождения и более позднего времени. Работы многих из них представлены в коллекциях Лувра, Британского музея, музея Метрополитен, а также в итальянских, венских и мюнхенских музеях и, конечно, в коллекции самого Эрмитажа, а постройки архитекторов можно увидеть на улицах исторического центра Санкт-Петербурга и европейских городов.

В первом зале направо от входа — современный зал № 111 с экспозицией искусства Древней Греции периода архаики и ранней классики, который отделывался по проекту как зал «I Библиотеки», в люнетах стены, противоположной окнам, размещены парами медальоны с портретами Аристотеля и Мартина Лютера, Платона и Юстиниана, Цицерона и Фенелона. И если имена первых пяти хорошо известны, то имя последнего — FENELON — вызывает вопрос у многих посетителей. Это Франсуа де Салиньяк де Ла Мот-Фенелон, французский богослов и священнослужитель, педагог, автор «Приключения Телемака» — исторического романа, изданного в 1699 году и пользовавшегося популярностью европейского и российского читателя в XVIII и XIX веках (François de Salignac de La Mothe-Fénelon, 1651—1715, Les aventures de Télémaque).

Дальше идут залы, оформленные по проекту как IV и VI Библиотеки — современные залы № 114 — «Зал Геракла», искусство Древней Греции IV в. до н. э. и № 119 — галерея с Лоджиями Рафаэля. На сводах этих залов расположены живописные медальоны с портретами античных философов и учёных, гуманистов и деятелей культуры эпохи Возрождения.

В зале № 120 — современная экспозиция отдела античного мира — интерьер оформлен для коллекции западноевропейского рисунка. На стенах расположены шестнадцать живописных профильных портретов художников, внесших значительный вклад в развитие европейского рисунка, а также искусства гравюры и литографии: среди них Дж. Пармеджанино и Рафаэль Санти, Ш. Лебрён и Э. Лесюр, Х. де Рибера, М. Шонгауэр и Г. Гольбейн. В числе изображённых — российский подданный, Александр Орловский —рисовальщик и литограф, работавший при императорском дворе в Санкт-Петербурге и создавший большое количество жанровых сцен и рисунков военных костюмов.

В современном зале № 128, в котором сегодня экспонируется античная скульптура, первоначально планировался вход в музей. В этом вестибюле должны были располагаться произведения русской скульптуры. Поэтому в зале разместили Колыванскую чашу, а на северной и южной стенах установили лепные гербы Российской империи. В малых куполах свода сложной формы находятся шесть барельефных портретов известных русских скульпторов. В лавровых венках портреты М. И. Козловского, В. И. Демут-Малиновского, Б. И. Орловского, С. С. Пименова (ЗIMENOF), И. П. Витали, П. К. фон Клодта.

Первоначальный интерьер современного зала № 107 — сегодня экспозиция античной скульптуры римского времени, — создавался как зал «Новейшей скульптуры». На сводах по центральной оси зала находятся барельефы выдающихся европейских скульпторов: Микеланджело Буонарроти, А. Кановы, А. Торвальдсена, Х.-Д. Рауха и среди них И. П. Мартоса, ректора по скульптуре Императорской Академии художеств.

После рассмотрения медальонов и барельефов в залах первого этажа, поднимемся по Николаевской лестнице, проём перед которой оформлен фигурами Гениев Славы.
Прямо с лестницы пройдя по галерее в южный корпус здания, мы попадем в зал № 246, современный зал с картинами ван Дейка. По сохранившимся историческим документам можно проследить, как изменялся его облик от стадии проектирования до реализации проекта. Первоначально интерьер предполагалось отделать как Аванзал. Плафон в центре зала — символическое изображение союза русских городов, на стенах зала должны были находится росписи — картины на сюжеты из русской истории, но исполнение последних в процессе строительства было отменено. В зале разместили коллекцию картин русской школы живописи. Только в конце XIX века картины были переданы в музей Александра III (Русский музей), а в зале стали экспонироваться полотна французских художников и в XX веке — полотна ван Дейка. Так, сегодня в этом зале полотна выдающегося фламандского живописца XVII века соседствуют с двадцатью барельефами — портретами русских скульпторов, художников и архитекторов. В центре зала на выпущенных балках потолка установлены барельефы строителей здания Нового Императорского Эрмитажа, выдающихся русских живописцев, графиков, медальеров и скульпторов: К. Брюллова, П. фон Клодта, П. Басина, М. Воробьёва, Ф. Толстого, А. Кокоринова, В. Стасова, Н. Ефимова (Якимов) и среди них — портретное изображение Лео фон Кленце.

Пройдя далее, мы попадём в современный Рыцарский зал № 243, который отделывался по проекту как «IV зал Монет и медалей». Во фризе этого интерьера расположены двадцать два живописных медальона: в торцах зала изображения анфас Гомера и Сократа, а по периметру стен профильные портреты, среди которых как мифологические персонажи — Аякс, Антиной, так и исторические фигуры — Александр, Птолемей, Митридат…

В залах поперечного корпуса здания, так называемых Просветах — современные залы № 237–239 — в декоративное оформление сводов вплетены барельефные медальоны с портретами выдающихся европейских художников Рембрандта, ван Дейка, Снайдерса, Дюрера.

В западном корпусе музея, в первом зале от Советской лестницы — современном зале № 254 c экспозицией картин Рембрандта — оформление по проекту было исполнено для картин голландской и французской школ. На плоском потолке, перекрывающем пролёт зала, размещены двадцать профильных медальонов — портретов выдающиеся голландских и французских художников, в том числе — французских XVII века: К. Лорена, П. Миньяра, Н. Пуссена, Ш. Лебрёна, и XVIII века: Ж. Энгра, и голландских XVII века: Г. Терборха и Н. Берхема.

Совершив круг по второму этажу и вернувшись к Николаевской лестнице, мы оказываемся в Галерее истории Древней живописи, зале № 241. В куполах галереи размещены 36 барельефных изображений европейских художников, в том числе Рубенса и Тициана. Среди них покровитель живописцев Святой Лука, и архитектор Л. фон Кленце. Заметим, что сегодня в галерее два барельефа Рембрандта. История появления второго барельефа требует пояснения. Среди сохранившихся исторических документов находится письмо архитектора, отправленное из Мюнхена в Строительную Комиссию. К письму прилагается список — поименованы лица, портреты которых Л. фон Кленце хотел разместить в куполах галереи. Если сравнить список лиц с существующими сегодня портретами, то можно увидеть, что он совпадает примерно на 60 %. Поэтому при воссоздании барельефа в первом восточном куполе, утраченного в годы блокады Ленинграда, было принято решение на этом месте установить копию с барельефа Рембрандта из этого же зала.

На фасадах и в интерьерах музея, персонажи, в основном, подобраны архитектором Лео фон Кленце, хорошо знавшим историю развития мировой истории и культуры. Несомненно, свой вклад в выбор образов для декора внесли и члены Строительной Комиссии, непосредственно занимавшиеся возведением здания музея, а, вероятно, и заказчик постройки — император Николай I, хотя прямых документальных свидетельств о личных указаниях Николая Павловича на этот счёт нет. Когда-то большинство персонажей были хорошо известны образованному зрителю, владевшему древними языками, латынью и греческим, а сегодня, спустя 170 лет после открытия музея, некоторые из этих имён известны только узкому кругу специалистов, а ряд изображений, как например, на сводах зала № 114 (Зал Геракла) с экспозицией искусства Греции IV в. до н. э. отдела Античного мира — ещё ждут атрибуции.

Подобные «портретные галереи» можно было увидеть во дворцах, а затем и музейных зданиях, появившихся в различные периоды европейской истории: в Лувре, в апартаментах Луи-Филиппа, в так называемом Зале семи печей и в современных залах египетской коллекции, на фасадах галереи Уффици и здании Старой Пинакотеки. Но в России, в Санкт-Петербурге Императорский Эрмитаж — единственное здание, способное своим декоративным оформлением фасадов и интерьеров охватить и раскрыть историю европейской художественной культуры на протяжении более двадцатипятивекового её развития.

Заведующая сектором научной реставрации
и хранения ОИРПА Т. В. Праздникова

Старший научный сотрудник ОИРПА
М. Е. Ильина