Назад
Статья

Бернар Бюффе. В рыбной лавке. 1951

Рубрики:Изобразительное искусство, Европа

В Главном штабе, на 4 этаже, в зале послевоенного французского искусства, обращает на себя внимание картина Бернара Бюффе «В рыбной лавке» (1951 г.). Болезненно-желтый фон, худосочная фигура в центре композиции, зловещие решетки и крюки, несколько тощих рыб. Статичность, строгость и даже какая-то средневековая иератичность придают бытовой сцене значительность, работа приобретает метафизическое измерение.

Бернар Бюффе
В рыбной лавке
1951 год
Холст, масло
Поступил в 1991 г. Дар галереи Мориса Гарнье (Париж, Франция)
ГЭ-10566

Обратимся сперва к личности автора. Бернар Бюффе (1928–1999) – французский художник, один из самых известных людей своего времени. В 50-е годы XX века его ставили в один ряд с Пабло Пикассо (это страшно злило знаменитого испанца, и он стремился всячески очернить соперника в глазах публики). Бюффе писал мрачные композиции с изможденными, измученными фигурами, томящимися в полупустых интерьерах. Его фирменными приемами стали колючий черный контур, «готическая» остроконечность форм, удлиненность пропорций, блеклые, сдержанные тона и большая графичная подпись, словно нацарапанная на холсте.

Бюффе приобрел статус легенды благодаря очень раннему и головокружительному успеху (в том числе коммерческому: галереи и коллекционеры скупали его работы) и эксцентричному поведению. Восемь лет художника связывали близкие отношения с промышленником Пьером Берже, который в будущем стал одним из основателей модного дома Yves Saint Laurent.

В двадцать лет Бюффе стал участником объединения L’Homme-Témoin (вместе с Бернаром Лоржу, Андре Мино и другими). Они противопоставляли себя беспредметному искусству, ташизму (примечательно, что в зале работа Бюффе висит как раз напротив картины крупнейшего французского абстракциониста Пьера Сулажа). В манифесте объединения говорилось о том, что искусство должно выступать в качестве свидетельства и говорить в первую очередь о человеческом.

Бюффе относят к направлению под названием мизерабилизм (от фр. miserable — несчастный), которое иногда рассматривают как живописный аналог философии экзистенциализма (понимая этот термин, впрочем, расширительно, так как в творчестве Бюффе сложно усмотреть важнейшую для Сартра проблему свободы и ответственности).

Бюффе последовательно настаивал на фигуративности. Человек помещен в семантический центр и эрмитажной работы. Это неестественно вытянутая фигура с удлиненным лицом землистого цвета.

Постоянным посетителям Главного штаба этот образ напомнит о «готических» картинах Андре Дерена (для них характерен суровый колорит и преобладание в композиции вертикалей), в частности – о «Портрете неизвестного, читающего газету» («Шевалье Х») (1911–1914 гг.).

Андре Дерен
Портрет неизвестного, читающего газету» («Шевалье Х»)
1911–1914 гг.
Холст, масло
Поступил в 1948 г. Передан из Государственного музея нового западного искусства. Происходит из собрания С.И. Щукина
ГЭ-9128

Пол человека, стоящего перед нами в рыбной лавке, неочевиден. Существует еще один вариант этой картины, в котором герой представлен без шляпы (тоже 1951 г.). Более длинные волосы и отсутствие кадыка говорят о том, что перед нами, по всей видимости, женщина.

Андрогинность, характерная для образов Бюффе, а также его тяга к чрезмерности, преувеличению, театрализации, искусственности заставляет вспомнить о программном тексте Сьюзен Сонтаг «Заметки о кэмпе»

Фронтальность фигуры и ее положение в центре композиции, а также наличие прилавков отсылают к картине Эдуарда Мане «Бар в “Фоли-Бержер”». Усталый и апатичный взгляд официантки перекликается с настроением персонажа Бюффе. Возможно, что это сознательная ссылка, так как Бюффе цитирует Мане и в других своих работах: женская фигура в композиции «Женщина на красном канапе» (1953 г.) повторяют позу героини картины «Мадам Мане на голубой софе» (Эдуард Мане, около 1874).

Неизбежная эрмитажная ассоциация, возникающая при взгляде на картину Бюффе «В рыбной лавке», – это, безусловно, «Рыбная лавка» Франса Снейдерса (между 1618 и 1621 гг.).

Франс Снейдерс
Рыбная лавка
Между 1618 и 1621 гг.
Холст, масло
Поступил в 1779 г. Приобретен из собрания Р. Уолпола в замке Хоутон-Холл (Англия)
ГЭ-604

Фламандский художник Золотого века воспевает изобилие безупречных даров природы, силу и красоту жизни. На прилавке – морские и речные рыбы и животные: угри и осетры, крабы, каракатицы, черепахи, тюлень, морской петух, атлантический лосось и семга. Кажется, что предметам не хватает места в пространстве картины, и изображение срезается рамой. Главное для Снейдерса – роскошный и величественный натюрморт, фигурам же отведена второстепенная роль.

У Бюффе во всех вещах мира и в человеческих существах заложен ущерб, изъян, несовершенство. Немногочисленные рыбы (вероятно, скумбрии) лежат в ящиках, похожих на гробы. Висящий на крюке скат отсылает к образу распятого. Весы заставляют вспомнить и о Страшном суде, и о взвешивании сердца на суде Осириса. Предметы почти не соприкасаются друг с другом, одинокая фигура напоминает скульптуру, и это ощущение усиливается благодаря пространственным интервалам, цезурам. Большая часть композиции отведена пустому пространству. Этот аскетизм и скудость искусствоведы обозначают словом «нехватка» (dearth).

Кеннет Корнелл указывает и на ограниченный набор предметов, которые Бюффе изображает на своих картинах, и на то, что эти объекты занимают совсем немного места. В статье «Тайна Бюффе» (1957 г.) он пишет: «Овощи и фрукты у Бюффе не наводят на мысли о щедрой природе, которая делится с нами изобилием своих даров, скорее они говорят: “Это все, что есть. Больше нет ничего”».

Автор статьи: Александра Цибуля, методист Сектора подготовки электронных изданий