Назад
Статья

Архитектор Андрей Иванович Штакеншнейдер. К 220-летию со дня рождения

Рубрики:История Эрмитажа

«сочетание прошлого и будущего»: линия, цвет и образ

6 марта 2022 года исполняется 220 лет со дня рождения архитектора Андрея Ивановича Штакеншнейдера (22 февраля по ст. ст. 1802, Гатчинский уезд Санкт-Петербургской губернии  8/20 августа 1865, Москва), профессора архитектуры Санкт-Петербургской Императорской Академии художеств, Действительного Статского Советника. Он заслуженно пользовался благосклонностью императора Александра II и его супруги Марии Александровны ещё в те годы, когда Александр Николаевич был наследником престола, а на протяжении последнего десятилетия творческой деятельности, с декабря 1857 года, А. И. Штакеншнейдер занимал пост Главного архитектора Высочайшего Двора. 

Середина XIX века  эпоха историзма или неостилей  когда фантазия творца создавала неповторимый и уникальный образ фасада и интерьера. Постройки А. И. Штакеншнейдера, который превосходно владел искусством «сочетания» и интерпретации различных архитектурных элементов для создания художественного образа, сыграли заметную роль в застройке площадей и набережных Санкт-Петербурга. И действительно, образование, талант и кругозор позволяли ему создавать произведения в любом стиле и виртуозно использовать формы барокко, ренессанса и античности при возведении фасадов и оформлении интерьеров.  

C ним всегда охотно работали коллеги, скульпторы и мастера, специалисты-отделочники, а его академический класс был самым большим по числу студентов. В некоторые годы он насчитывал до 60 человек. Студенты Академии не только работали в его мастерской, приобретая профессиональный опыт, но нередко нуждающиеся получали и кров в его доме на Миллионной улице, 10, под одной крышей с его многочисленной семьёй. Один из его сыновей, Николай, выпускник Петербургской Академии художеств, стал архитектором, и в 1880-х годах был главным архитектором Ялты. Именно он весной 1894 года предложил чертежи и рисунки отца для приобретения в коллекцию Министерства Императорского двора, но получил отказ, и значительная часть графического наследия архитектора была распылена по различным коллекциям, в том числе и частным.

По проектам А. И. Штакеншнейдера и под его руководством для членов императорской фамилии были возведены в центре столицы Мариинский дворец на Исаакиевской пощади для дочери императора Николая I, дворец Белосельских-Белозерских на углу Невского проспекта и набережной Фонтанки у Аничкого моста, напротив стасовского здания Кабинета, Николаевский дворец на Благовещенской площади для великого князя Николая Николаевича и Ново-Михайловский дворец на Дворцовой набережной для великого князя Михаила Николаевича. В комплексе зимней Императорской резиденции  зданиях Эрмитажа  молодой Штакеншнейдер начал работу под руководством О. Монферрана в конце 20-х годов XIX века, принимая участие в переделке апартаментов вдовствующей императрицы Марии Фёдоровны.

Из работ архитектора в Зимнем дворце до настоящего времени частично сохранилась отделка ряда помещений, созданных им к середине 50-х годов XIX века. В залах первого этажа северо-западного ризалита №№ 1214 с экспозицией «Отдела археологии Восточной Европы и Сибири», в бывшей «Готической гостиной», «Гостиной с амурами» и кабинете великой княжны Ольги Николаевны, дочери Николая I, декор сводов соответствует акварелям Э. П. Гау, запечатлевшим эти залы после перестройки их А. И. Штакеншнейдером. 

На втором этаже Зимнего дворца в 1850-е годы архитектором были частично переделаны или полностью оформлены интерьеры «Золотой гостиной» и «Малинового кабинета» в апартаментах Марии Александровны.

Но, пожалуй, самыми безупречными по исполнению архитектурного декора является интерьер «Зелёной столовой» Марии Александровны и императора Александра II, созданный в 18501851 годах. Всё убранство столовой выполнено по рисункам А. И. Штакеншнейдера: мебель, канделябры, рельефы — их исполнил скульптор Д. И. Иенсен, ранее работавший с архитектором в Мариинском дворце, и затем при перестройке здания Старого Эрмитажа. Стилистически отделка «Зелёной столовой», современного зала № 306, расположенной на втором этаже в «теле» здания, усложненная отсутствием окон  безупречна. Пространство, первоначально перекрытое конструкцией со световым фонарем и освещаемое только верхним естественным светом, по цветовой палитре выдержаное в бело-светло-салатной гамме, дополняющей ощущение воздушности интерьера и придающей ему оттенок сказочной нереальности. 

В 50-х годах XIX века архитектор капитально перестроил здание Старого (Большого) Эрмитажа. Отдавая должное такту, с которым А. И. Штакеншнейдер подошёл не только к облику парадного фасада Старого Эрмитажа, возведённого Ю. М. Фельтеном более полувека назад, но и к уже сложившемуся ансамблю дворцовых зданий, протянувшихся вдоль Невы, необходимо отметить то «минимальное вмешательство», которое позволил внести архитектор в уже сформировавшуюся застройку Дворцовой набережной. Основные перестройки фасада касаются верхнего этажа, где происходит замена старых деревянных стропил металлическими, вследствие чего третий этаж здания становится чуть выше. При этом Штакеншнейдер практически полностью сохраняет исторический декор, лишь изменяя пропорцию оконных проёмов верхнего этажа. Сравнивая современный вид здания с его изображениями на акварелях К. И. Кольмана и К. П. Берггова, выполненных в первой четверти XIX века, ещё до перестройки А. И. Штакеншнейдером, можно сказать, что изменения внесённые им в фельтеновский фасад, практически неуловимы. 

Интерьеры здания, именовавшиеся в документах того времени «Седьмой запасной половиной Зимнего дворца» и созданные для наследника престола, интересны своим планировочным решением: архитектор создал две независимые параллельные анфилады со сквозными проходами между ними, а по центральной оси корпуса устроил внутренние кладовые — подсобные помещения для удобства обслуживания и проживания. Залы запасной половины имеют разнообразную форму, в том числе и восьмиугольную, в ряде из них скругленные углы, подчёркнутые накладным декором с золочением.  Отделка жилой надворной анфилады более сдержана. Часть её помещений  ванные комнаты, гардеробные — при организации музейной экспозиции были несколько видоизменены. Окрашенные в настоящее время стены, были некогда затянуты тканью светлых и ярких тонов. В середине анфилады сохранилось представительское помещение «Дубовый кабинет»

Оформление парадной анфилады, выходящей окнами на Неву, более многообразно. В её отделке использованы цветные и экзотические породы дерева в наборных паркетах сложного рисунка, дверных проёмах и полотнах. В залах анфилады установлены колонны и мраморные камины с изысканным декором из натурального камня. Ряд каминов сложного оформления расположен у наружной северной стены, что свидетельствует о их преимущественно декоративном характере. Множество деталей: десюдепорты над дверными проемами, лепные и с живописными вставками, символическим изображением времён года, резные золоченные оконные карнизы, декоративные плакетки «гротески» с лепниной и обильным золочением  характерная черта в оформлении этих помещений. Потолки и фризы декорированы сложной лепной и живописной отделкой. В оформлении парадного двусветного зала, № 214, архитектор цветом выделил как горизонтальное, так и вертикальное членение его объёма. Наряду с общим «буйством цвета и фантазии»: колоннами с гермами, живописными полотнами во фризе и на потолке, дверными полотнами в технике «à la Boulle», в композиции десюдепортов были включены шесть медальонов с барельефными портретами выдающихся полководцев русской армии П. А. Румянцева-Задунайского, Г. А. Потёмкина-Таврического, А. В. Суворова-Рымникского, М. И. Кутузова-Смоленского, И. Ф. Паскевича-Эриванского и В. М. Долгорукого-Крымского. Отделка помещений Седьмой запасной половины была завершена в 1860 году.

В ризалитах здания Старого Эрмитажа А. И. Штакеншнейдер устроил две лестницы: Театральную и Советскую (Мраморную). Обе лестницы являются жемчужинами творчества мастера.

Советская получила своё название ещё в XIX веке потому, что по ней члены Государственного Совета входили прямо в зал Совета, расположенный на первом этаже Старого Эрмитажа. С верхней площадки лестницы можно пройти в три здания: Старый (Большой), Малый и Новый Эрмитаж. Архитектор «вписал» Советскую лестницу на место некогда существовавшего на втором этаже Овального зала. Он создал маршевую, в верхней части распашную беломраморную лестницу с забежными ступенями и наборными цветными промежуточными площадками  академический пример устройства удобной маршевой лестницы в небольшом пространстве. Стены вдоль лестницы, на её галереях и площадках сплошь облицованы искусственным мрамором светло-серого тона со светло-розово-жёлтыми рамами. Цветовая гамма всего интерьера выдержана в пастельных тонах. Только пол верхних площадок и галерей, выполненный из ярких плит цветного мрамора, набран растительным рисунком. Входной марш к лестнице расположен за площадкой первого этажа и оформлен тамбуром с дверями на улицу. Площадка I этажа оформлена тёмным колоннами и вторящими им пилястрами из искусственного мрамора того же красно-коричневого цвета. Декоративная решётка ограждения лестницы ажурна и украшена накладным декором с золочением. На потолке живописный плафон работы Ф. Дуайена «Добродетели представляют русское юношество Минерве».

Вторая лестница, Театральная, широкая поворотная пятимаршевая с промежуточными площадками и ступенями из серого путиловского камня. В этой относительно простой по оформлению лестнице использовано несколько деталей, которые при кажущейся скупости декоративных элементов создают запоминающий художественный эффект. Это закруглённые первые ступени лестницы у её начала, широкие промежуточные площадки, использование «Светлой перегородки» (автор рисунка Н. Е. Ефимов) и барельефа с изображением Рафаэля Санти на перекрытии верхней площадки. В современной окраске стен Театральной лестницы использованы принципы расколеровки, свойственные А. И. Штакеншнейдеру при оформлении подобных плоскостей, где объём зеркал, тяг, филёнок и пилястр выделен помимо естественной игры светотеней ещё и тонально. 

Последней работой архитектора в комплексе зданий императорской резиденции стала перестройка Павильонного зала с Висячим садом в здании Малого Эрмитажа. Создавая Павильонный зал, он включил часть Висячего сада в Зимний сад, поместив в его объем «Фонтан слез» и копию римского мраморного пола. Совместное использование в зале мраморного и паркетного пола, а в отделке стен панно-гротесков с пути и золочением – прямые обращения к античной и ренессансной традиции. 

И, действительно, кругозор и талант архитектора позволяли ему работать в различных стилях, используя при этом от реплики ниневийской розетки в декоре ограждения балконов Павильонного зала и колонн готического вида в отделке жилых комнат первого этажа Зимнего дворца до скруглённых углов в интерьерах Старого Эрмитажа и неуловимой «текучести» линий в Зелёной столовой, которые были предвестниками стиля будущего  модерна. Гениальное предвидение? Безусловно.

М. Е. Ильина Т. В. Праздникова