Назад
Статья

135 лет со дня рождения Александра Юрьевича Якубовского

Рубрики:Восток, История Эрмитажа, Россия, Персоналии
 

1 февраля (20 января по старому стилю) исполняется 135 лет со дня рождения Александра Юрьевича Якубовского (1886–1953) — историка-востоковеда, археолога, сотрудника Государственного Эрмитажа.

Александр Юрьевич родился в Ташкенте. Его отец Юрий Осипович Якубовский (1857–1929) — финансист, долгое время прожил в Туркестане, куда был сослан за критику клерикализма, обменивался письмами с Л. Н. Толстым, посещал его в Ясной Поляне, его воспоминания «Л. Н. Толстой и его друзья» были опубликованы в 1913 году в Толстовском ежегоднике. Мать Александра Юрьевича была полькой по происхождению, из рода Налэнч-Мещерских.

В 1913 году Александр Юрьевич окончил историко-филологический факультет Императорского Санкт-Петербургского университета и более десяти лет работал преподавателем истории в Петроградской Трудовой школы имени Л. Д. Лентовской. Многие его ученики, бывшие «лентовцы», как они себя называли, оставили очень тёплые воспоминания о своём учителе истории. В одном из своих интервью его ученик, Д. С. Лихачёв, вспоминал: «Он был молод и отличался добротой нрава. Вызывая к доске ученика, он с успехом мог рассказать за него и поставить отличную оценку. Ученики называли его Александром Македонским». Рассказывая об Александре Юрьевиче, Д. С. Лихачёв вспомнил сочинённое им в школьные годы четверостишие: 
«Александр Македонский был великий человек. 
Александр Якубовский — удивительный субъект. 
Носит волосы чертовски 
Александр Якубовский». 

В 1920 году Александр Юрьевич поступил экстерном на Восточный факультет Петроградского университета и в 1924 году получил второе высшее образование. Ещё будучи студентом А. Ю. Якубовскому посчастливилось общался со многими учёными: В. В. Бартольдом, И. А. Орбели, С. Ф. Ольденбургом, Н. Я. Марром, И. Ю. Крачковским. От своих учителей он унаследовал интеллектуальную культуру и высокие эталоны исследовательской работы, характерные для классической академической школы.

В 1925 году по инициативе академика В. В. Бартольда А. Ю. Якубовский был приглашён на работу в Российскую Академию истории материальной культуры в качестве регистратора разряда археологии и искусства Средней Азии. 

Работать в Эрмитаже Александр Юрьевич начал в 1928 году, в период реконструкции музея, быстрой и нескончаемой смены его директоров (с февраля 1928 по ноябрь 1928 года — Г. В. Лазарис, с декабря 1928 по август 1929 года — П. И. Кларк, с марта 1929 по март 1930 года — В. И. Забрежнев, с апреля 1930 года по декабрь 1930 года — Л. Л. Оболенский, с января 1931 года по май 1934 года — Б. В. Легран). Через два года работы в музее, А. Ю. Якубовский стал главной опорой И. А. Орбели в организации первой большой постоянной выставки Отдела Востока, открывшейся в 1930 году, создавая не вещеведческую, а научную музейную экспозицию, основной принцип которой был сформулирован учёными следующим образом: «Вещи, рассматриваемые не оторвано, не формально, а в системе производственных отношений, вместе с дополнительными экспозициями дадут полную картину общества...». 

В это время произошло событие, упоминание о котором немаловажно для понимания масштаба личности Александра Юрьевича. В мае 1934 года директор Эрмитажа Б. В. Легран был переведён на должность заместителя ректора Академии художеств. Занять место директора Государственного Эрмитажа было предложено А. Ю. Якубовскому, но желание посвятить свою жизнь только научной работе побудило его отказаться от этого предложения, как и в последствии от должности директора Публичной библиотеки. В июне 1934 года директором Эрмитажа стал И. А. Орбели.

Экспозиция востока, о которой идёт речь, занимала почти всю анфиладу залов второго этажа вокруг Большого двора, и просуществовала с 1931 по 1935 год. Она составила основу грандиозной экспозиции, которая была подготовлена к III Международному конгрессу по иранскому искусству и археологии. Конгресс, ставший одной из ярких вех в истории отечественного и мирового востоковедения, состоялся в сентябре 1935 года; в нём приняло участие 18 стран. После окончания конгресса на приёме в иранском посольстве министр просвещения Ирана А. А. Хекмат объявил о награждении семерых советских востоковедов, в числе которых были И. А. Орбели, А. Ю. Якубовский и К. В. Тревер, иранскими знаками отличия для учёных, имеющих заслуги в области науки и искусства, и вручил им дипломы.

В 1935 году Заведующий отделением Средней Азии А. Ю. Якубовский защитил докторскую диссертацию. Одновременно с этим ему было присвоено звание профессора Ленинградского Государственного университета, где он работал в течение многих лет. Ряд курсов, прочитанных им на кафедре археологии восточного факультета, сыграл значительную роль в подготовке молодых кадров историков-востоковедов.  Круг вопросов, отражённых в его трудах, чрезвычайно широк. Александр Юрьевич занимался проблемами уклада жизни древних народов Средней Азии. Большое место в его работах занимают исследования, посвящённые взаимоотношениям и связям среднеазиатских народов с древней Русью, народами Поволжья и Кавказа. Великолепный специалист по истории и искусству средневекового Востока, он нашёл обширное поле деятельности в изучении культур Средней Азии. Его интересовали и широкие проблемы — такие как феодализм на Востоке, и конкретные исторические эпохи, в частности эпоха Тимура и Тимуридов. Предметом особого интереса учёного стало начатое на базе материалов золотоордынской столицы Сарай-Берке изучение культуры Золотой Орды. Его небольшой очерк к экспозиции «Феодализм на Востоке. Солнце Золотой Орды — Сарай-Берке», изданный в 1932 году, перерос в фундаментальное научное исследование «Золотая Орда», написанное в соавторстве с Б. Д. Грековым. В послевоенные годы состоялось переиздание этой книги, и издание, вышедшее под названием «Золотая орда и её падение» было удостоено в 1952 году Сталинской премии.  

На протяжении всей творческой жизни Александра Юрьевича тесно переплетались его исторические и археологические интересы. В начале 30-х годов А. Ю. Якубовский наряду с историческими исследованиями занимается и полевыми археологическими работами. В 1930 году А. Ю. Якубовский проводит исследования на городище Булгар, расположенном возле современного города Болгар в Татарстане, в 1932 году — в Самарканде. В 1934 году под его руководством была проведена археологическая экспедиция в Зеравшанскую долину, в ходе которой была описана большая группа городищ, расположенных вдоль известной в средние века Самаркандской дороги, проложенной от Бухары до Самарканда. В 1930–1940 годах, возглавляя сектор Института Истории Материальной Культуры и отделение Средней Азии в Эрмитаже, Александр Юрьевич принимает активное участие в подготовке и проведении основных исследований по археологии Средней Азии.

В предвоенные годы А. Ю. Якубовский принимает участие в подготовке к 500-летнему юбилею узбекского поэта Алишера Навои. Торжественное заседание, посвящённое поэту, состоялось в Эрмитаже 29 декабря 1941 года, когда Ленинград был уже в кольце блокады, и многие из его сотрудников были эвакуированы. Не присутствовал на этом заседании и Александр Юрьевич, но им была написана работа «Черты общественной и культурной жизни эпохи Алишера Навои», опубликованная в 1946 году. 

Воспоминания о А. Ю. Якубовском, связанные с первыми днями Великой Отечественной войны, можно найти в книге Б. Б. Пиотровского «Страницы моей жизни» (2009): «Когда я вернулся в Эрмитаж, шла упаковка второго эшелона, который ушёл в Свердловск 20 июля ˂ …˃ Упаковка шла интенсивно, везде появлялся И. А. Орбели, с ним обычно архитектор А. В. Сивков. Работали все, и пожилые и молодые. А. Ю. Якубовский не выпускал из рук тележку, на которой он перевозил экспонаты». К этому же времени относятся строки, написанные С. П. Варшавским и Ю. И. Рестом в книге «Подвиг Эрмитажа» (1969): «Своими старыми друзьями он, Борис Пиотровский, в сущности ещё молодой человек, вправе считать почти всех старых эрмитажников. Для них он, тридцатичетырёхлетний, так и остаётся Борей, как обращались они к юноше, которому едва исполнилось шестнадцать и который каждый час, свободный от школы, проводил в залах Древнего Египта ˂ …˃ Вместе с группой таких же любознательных мальчишек его водил по историческим местам Петербурга-Петрограда недавний школьный учитель, а тогда, в 1923 году, опять студент, на этот раз уже не историко-филологического, а восточного факультета Александр Юрьевич Якубовский. Профессора Якубовского он нашёл в запасниках отдела Востока, у ящиков, в которые тот укладывал и пересыпал нафталином молитвенные коврики из Бухары».  

В августе 1941 года А. Ю. Якубовский был отозван, а фактически эвакуирован с семьёй в Ташкент, в распоряжение Узбекского филиала Академии Наук. Там он возглавил Ташкентскую часть сектора археологии Востока Института Истории Материальной Культуры. Учёный руководил этой группой ленинградских исследователей до мая 1945 года. В годы войны ему удалось создать Фархадскую археологическую экспедицию. 

После возвращения из эвакуации учёный организовал крупнейшую археологическую экспедицию, получившую название Согдийско-Таджикской. В её состав были включены специалисты из Государственного Эрмитажа и Института истории, языка и литературы Таджикского филиала Академии Наук. Руководство новой археологической экспедицией было поручено А. Ю. Якубовскому, и, начиная с 1946 года, он, несмотря на свой уже не молодой возраст, каждое лето выезжал в Таджикистан, где лично участвовал в полевых исследованиях. В 1947 году всё его внимание было сосредоточено на раскопках древнего Пенджикента, избранного в качестве основного объекта работ экспедиции. Первым начальником экспедиции был А. Ю. Якубовский, его ненадолго сменил М. М. Дьяконов, в дальнейшем ею руководили А. М. Беленицкий и Б. И. Маршак. Археологические исследования этого уникального комплекса, начатые Александром Юрьевичем, продолжаются до сих пор.

В 1951 году на базе Таджикского филиала Академии Наук СССР была основана Академия наук Таджикской ССР. Одним из первых одиннадцати действительных членов Академии был утверждён А. Ю. Якубовский. 

В течение последних двух десятилетий своей жизни А. Ю. Якубовский был крупнейшим представителем востоковедческой исторической науки. Он воспитал не одно поколение учеников, не только в Ленинграде, но и в Таджикистане, Узбекистане и Туркменистане. Многие из них стали самостоятельными большими учёными. В их числе можно вспомнить Л. Н. Гумилёва и Н. Н. Негматова, первого таджикского археолога, ставшего впоследствии академиком Академии Наук Республики Таджикистан и принявшего после смерти А. Ю. Якубовского на хранение его архив. 

Публикация подготовлена по материалам Государственного Эрмитажа, Архива Российской Академии наук, Института Истории Материально культуры Российской Академии наук, музея средней общеобразовательной школы № 47 имени Д. С. Лихачёва (бывшей школы имени Л. Д. Лентоловой), личного архива семьи А. Ю. Якубовского.